01:24 

Выполнение вызова Идальги

Raul Am
За правду и правила
Условия.
Тема рассказа: "Пресс-служба Темного Двора молчит"
Рейтинг: до R включительно, без слэша.
Жанр: психологический экшн, агнст.
Условие: должен присутствовать, как один из главных персонажей, Идальга - дознаватель Темного Двора.
Время действия: 17-18 век, н.э.
Место действия: любое.

_________________
Название. "Белые сады".
(текст - в комментариях)

@темы: Фик

Комментарии
2009-10-12 в 01:25 

Raul Am
За правду и правила
Белые сады.
Стены, цветы, небо – все белое. Человек запрокинул голову и долго смотрел, как парит ястреб, бесшумно и осторожно.
Высматривает добычу.
Камнем упадет вниз, будет терзать, поднимать с клекотом запятнаный клюв, радоваться.
Догнал. Настиг.
Сыт.


Новая страна, куда он пришел в этот раз, показалась ему сначала бело-красной. И только потом оглушила разнообразием: цветы, одежды, расписанные горшки, браслеты… Много-много красок. И все так ярко, не утонченно. По-варварски.
По самобытному и по простому.
Безискусно. Но и без фальши.

- Сэр Томас?! - рядом с ним остановился мальчик, запряженный в повозку. Или не мальчик: они тут все маленькие. Рука откинула занавеску коробочки, в которой сидит путешественник, и на местном языке она называется «асахри».
- Сэр, - человек приподнял весьма потертую шляпу, но жест, с которым это было сделано, не оставлял сомнения, что обладатель знаком с хорошими манерами.
- Неужели это вы, Томас! – из асахри вылез подвижный человек средних лет в добротном сюртуке. – Я читал ваши заметки. Я ваш поклонник, можно сказать, - он рассмеялся, показав мелкие нижние зубы, - но не ожидал вас увидеть в этой дыре.
- Я еще не все посмотрел, сэр, чтобы называть Агру дырой.
- Хватит вам времени все посмотреть, сэр Томас, поехали ко мне в дом. Обещаю вам отличный обед и местные легенды в пересказе моей супруги: вам понравиться.
- Благодарю вас, сэр…
- Аугуст Рэдли, я наместник Его Величества в этой провинции.
И наместник чуть ли не силой впихнул собеседника в свою повозку, без изящества, но с энергией устроился напротив и крикнул возничему, чтобы бежал к дому.

Его можно было понять. Напротив него, в помятой и пропыленной одежде, делавшего его больше похожим на дервиша, чем на завсегдатая английских салонов и близкого друга Вильяма Шекспира, сидел знаменитый Томас Кориэтт, мистификатор и путешественник, обошедший уже полмира и - чудо – добравшийся через пустыни до Индии.


Тридцать семь лет назад.
-Том, ты пьян как портовый матрос!
- А мне плевать, - и обладатель этого голоса делает попытку упасть под стол, почти падает, в последний миг хватается за пояс стоящей рядом женщины и заваливается вместе с ней. Дальше слышится возня, а потом наступает тишина.
Говорящий первым перегибается через крышку стола и видит, как парочка активно целуется на полу, а тот, кого назвали Томом, не смущаясь залезает к женщине под юбку.
- Ну это не серьезно, - первый разворачивается к окну и, натыкаясь взглядом, на третьего мужчину, сидящего в кресле с бокалом вина, продолжает. - Вильям, сколько можно так бездарно прожигать жизнь?!
- А что тебя так задевает, - Вильям дотягивается до блюда с беконом, хватает его прямо рукой и, не замечая, как сок пачкает кружева на манжетах, начинает жевать. – Если ты хочешь прославиться, сделай что-нибудь стоящее. На войну сходи…
- Пойти на войну?! – мужчина оборачивается на недвусмысленные стоны, доносящиеся из-за стола, поворачивается обратно. – Что мне там делать? Махать саблей и кричать Vivat?
- А политика?
- Я не люблю Вестминстерское аббатство. От него слишком пахнет Тауэром, а потом моя бабка была из рода Болейн.
В это время сзади раздается последний вскрик и поднимается растрепанная голова:
- А ты заключи сделку с дьяволом! Пусть он поможет тебе прославиться!
- Не мели ерунды, Том, это святотатство.
- А я пьяный, мне можно… - Том смеется и вылезает, подтягивая штаны. – Святой Януарий прощает всех, кто поклонялся Бахусу и богохульствовал. Я бы точно заключил!
- И что бы ты ему отдал взамен? – заинтересованно произносит Вильям.
- Тебе для Глобуса надо?! – Том поправляет манжеты и, пошатываясь, берет еще один бокал. – Я бы сказал ему: возьми то, что ценного есть у меня, но не душу, и дай мне возможность стать знаменитым в Британии, в Европе и Азии, в Новой Индии и всех колониях Ее Величества.
- Сумасброд, - рассмеялся Вильям. – Пьяный, дурной и смешной сумасброд! И как тебя только терпит сэр Рейли?
- А я ему нравлюсь, - смеется тот.
- Томас, - томно позвали из-под стола.
- Иду, милая! - и тот, кто только что собрался заключать сделку с дьяволом, забыл об этом, возвращаясь в мир плотских утех и красоты.


Через три недели со дня этой знаменательной пьянки корсар, поэт и советник королевы давал большой прием в своем дворце по случаю разгрома Непобедимой армады. Томас Кориэтт был одним из приглашенных, откровенно скучал, хотя старался не показывать вида, и даже был рад появлению новых лиц, которые раньше не попадали в его поле зрения.
Середину зала быстро освобождали гости, и в на освободившееся место чинно вплывала делегация, судя по шепоткам, которые Томас успел подхватить, пока протискивался в первые ряды, из далекой Московии. После приближения Рэйли к королеве многие иностранцы предпочитали сначал произвести хорошее впечатление на него, а уже потом представляться Его Величеству. Пока посол что-то говорил через переводчика хозяину дома, Кориэтт со всеми подивился на причудливые одежды московитов, кажется, они назывались кафтаны. И уже начал было протискиваться обратно, когда на его плечо цепко, но вежливо легла рука с холеными ногтями и вкрадчивый голос, с которому хочется прислушаться, произнес:
- Вы – сэр Томас Кориэтт, если не ошибаюсь?
Англичанин стряхнул с плеча руку, почувстввав, что ее убрали скорее из вежливости, чем по принуждению, и раздраженно согласился:
- Да, это я. Что вам угодно?
- Наверное, правильно будет сказать: что вам угодно. Вы ведь хотели стать знаменитым в Британии, в Европе и Азии, в Новой Индии… мне продолжать?
Томас похолодел:
- Глупая роль, сэр! У Вильяма полно хороших актеров, но роль, на которую вас наняли, совершенно дурацкая!
Собеседник нехорошо улыбнулся, взял Тома за плечо - и пол ушел из под ног, разверзлись небеса, кругом была только тьма, еще миг, - и в лицо ему ударил ветер, соленые брызги и крики чаек резанули по ушам. Они стояли у обрыва, внизу бесновалось море.
- Это фьорды, если вам интересно, - произнес бесстрастный голос. Ньюфаундленд, если вам интересно.
- Не может быть! – ошарашено прошептал Кориэтт.
- Через пять секунд вы снова сможете быть в Лондоне, сэр. Или в Париже… Или в Венеции. Имея такой дар, вы объездите весь мир.
- Взамен вы хотите мою душу… - Томас сглотнул соленый ветер и понял, что он верит своему визави и нисколько не сомневается, что перед ним сам дьявол.
- Нет, душу оставьте при себе. Мне нужно от вас другое.
- Я согласен, - выпалил Томас, опасаясь как бы черт не передумал. Воображение нарисовало ему сказочные горизонты его будущих путешествий, женщин, славу, он уже придумал, как назовет свои путевые заметки…
- Тогда давайте в ваш дом. Там не так сыро.

Собеседник оказался высок и худощав, даже, наверное, тощ, что особенно подчеркивалось черным камзолом и синим вышитым шейным платком. Был он, странно не похожим на фрески Собора Святого Петра, черноволос, смугл, никаких рогов, даже самых маленьких на голове не присутствовало. Зато глубоко запавшие черные глаза были без зрачков, и взгляд от этого становился жутковатым и притягивающим.
- Итак, - приподнял бровь черт, - не передумали еще, сэр Томас?
- А что вы хотите взамен? – здесь, в уюте и тепле родного дома, мыслилось гораздо лучше.
- Мне интересно, откуда берется в вас эта жизненная сила, что брызжет у вас через край… Поэтому в договоре я напишу вот это условие, - и он протянул ему лист бумаги.
Бумага была совершенно обычная, не человечья кожа, и написано было чернилами, а не кровью. Кориэтт начал читать, прочитал, поднял глаза на собеседника: То есть вы хотите сказать, что взамен каждого чудесного перемещения я буду отдавать вам столько моих сил, сколько затратил бы на дорогу?
- Да, - кивнул черт. – Только не «сил», а «жизненных сил». Мне нужно именно это.
- Забавно, - пробормотал Томас, читая договор повторно и пытаясь найти подвох. Тот не находился.
- Согласны?
- Согласен! Что я должен делать?
- Передайте мне вашу руку ладонью вверх.

Англичанин вытянул руку, черт достал из складок камзола длинный черный нож, и уколол Томасу палец - побежала кровь. Он подождал, пока неизвестно откуда появившаяся пробирка заполнится, отпустил руку - Томас немедленно засунул палец в рот - выдернул несколько волосков и завернул их в носовой платок. Платок был тоже черного цвета.
- Все, - спокойно сказал он, убирая стилет в ножны.
- И я сейчас могу перенестись куда захочу?
- Не совсем так, - черт усмехнулся. - Возможности Ада не настолько безграничны. Вы должны действовать так: берете этот компас, - он вложил ему в руку небольшой, размером с ладонь, прибор, - говорите громко и четко место, куда бы вы хотели попасть, но не дальше, чем триста морских миль. Перемещать вас мы можем только в часы, когда Ангелы господни читают псалмы.
- То есть в три пополудни и без трех полночь.
- Именно. И договор невозможно расторгнуть до тех пор, пока вы не израсходуете всю длину ваших странствий.
- А сколько это?
- По мере того, как вы будете тратить запас, стрелка компаса будет чернеть.
- А когда я все исчерпаю?
Черт засмеялся.
- Тогда вы все потеряете!
Поднял с пола черный вихрь и исчез.
Кориэт стоял в холле собственного дома, горели канделябры. О странном госте напоминал только лист бумаги и компас.

2009-10-12 в 01:26 

Raul Am
За правду и правила
Два года спустя. Москва. Цитадель. Лаборатория.
- Интересный аркан, - обладатель голоса осматривал помещение, на лице его блуждала одобрительная улыбка. – Смотрю, ты обжился.
- Рабочее место должно быть функционально и комфортно для исследователя, - во втором легко можно было признать того, кого англичанин принимал за черта.
- А зачем тебе все это понадобилось?
- Ты хочешь узнать, не напрасно ли мы жжем ресурсы порталов и платим Службе Утилизации. Не напрасно.
- В чем будет твой результат? Ты сейчас проверяешь, насколько исчерпаема жизненная сила челов и нет ли в ней магической природы. Нет.
- Я знаю, что нет, - спокойно ответил «черт», - но мой аркан позволяет аккумулировать ее, переводя из гипотетической во вполне осязаемый поток.
Первый чуть улыбнулся:
- Если результаты будут настолько хороши, как хороши формулы, можно будет составить конкуренцию людам в продаже энергии Колодца Дождей.
«Черт» пожал плечами: его не интересовала практическая сторона придуманного заклинания.


Двенадцать лет спустя.
- Вы слышали, Холланд издал «Кориэтовы нелепости»?!
- И говорят, будто он описывает там такие чудные предметы: зонтик, веер, вилка!..
-Чудные? Да я только вчера видела герцогиню Мальборо с этим зонтик! А позавчера Его Величество приказала подать вилка!

Четырнадцать лет спустя.
- Сегодня сам король принимал это нищего путешественника…
- Кажется, он когда-то был дружен с сэром Рэйли?
- А теперь он кормит вшей по дорогам Европы. Надо же, какой сумсброд! Всегда пешком, а ночует в самых дорогих гостиницах!
-Он очень странен, но король благоволит к нему…

Восемнадцать лет спустя.
- И сегодня, прощаясь с нашим другом и поэтом, Джоном Донном, я не могу не упомянуть то уважение, которое он испытывал к своему другу, весельчаку и острословцу, нашему знаменитому путешественнику, сэру Томасу Кориэту.
- Да, бедный Джон, ушел так рано… Дрейтон, кстати, а вы давно видели Кориэта?
- Четыре года назад я столкнулся с ним в приемной короля… Потом Харрингтон рассказывал, что получил от него два письма с разницей в день. Причем, одно было из Вены, а второе - из Стамбула. Харрингтон так проникся этим, что сочинил панегирик в его честь. «Мир обойти быстрее Кориэта, — из смертных кто-нибудь горазд на это?»
- Старик всегда был впечатлительным… Томас, наверняка, как-нибудь это подстроил.

Двадцать пять лет спустя.
На каменистом плато над равнинами Центральной Индии высится старинная крепость Манду. Путь к ней ведет с севера; пыльная дорога, извиваясь, поднимается от Дхара, протискивается между двумя каменными бастионами и вползает в Дели Дарваза - Делийские ворота, под полуразвалившиеся своды из песчаника, на которых кое-где еще сохранились остатки синей эмали. По этой дороге и под этими воротами на исходе лета 1617 года, в конце августа или в начале сентября, странник. Он был невысок ростом, носил бороду, удлинявшую его и без того узкое, меланхолическое лицо. Он был в одежде простого индуса и тощ как скелет. Вне всякого сомнения, весь путь из Агры, лежащей в четырехстах милях к северу от Манду, он проделал пешком.

«Дорогая мама!
Пишет тебе твой путник-сын из далекого края Земли. Здесь всегда жарко, а дождь идет стеной. Много цветов и фруктов, женщины заматывают себя цветным полотном, много поют. Земля щедро окормляет их, немного трудящихся. Praeteria figura. Я очень устал за эти годы, мама, но я должен доказать ему, что Бог, создавший нас, не зря дал нам великие силы. Написал книги, и теперь наша семья ни в чем не нуждается. Я был уважаем королем и принимаем во всех домах Англии, Франции, Рима… В каждой просвещенной столице знали меня.
Я так гордился этим.
У меня уже совсем нет сил, мама. Этот договор вымотал меня до последней капли. Я иду вперед, но уже не вижу цели и смысла в моих странствиях. Я уже не хочу идти… Раньше я боялся, что еще одно путешествие – и отпущенное мне завершится. А эта стрелка даже не начала чернеть!
Наверное, я и умру в этой стране. Мой друг Водстворт говорит, что человек всегда чувствует приближение смерти. Я не чувствую… Я очень устал. Ne moriare mori.
Мой путь лежит в Сурат, где я надеюсь сесть на корабль и отплыть домой.
Очень скучаю по тебе.

Твой Томас Кориэт.
Индия. Манду. 1617 год».



Сорок лет спустя. Москва. Цитадель. Лаборатория.
- Как разработка нового аркана?
- Завершена.
- Очень интересно. Каковы результаты?
- Результаты отрицательные, комиссар. Полученные волновые поля нестабильны, не поддаются магическим трансформациям и не принимают форму твердых веществ.
- Вы хотите сказать, Идальга, что наши планы по включении магов семьи Чел в состав Дома Навь невозможны.
- Именно так, комиссар. Челами можно управлять, их можно даже сломать, но выдаваемая ими энергия не имеет возможности к управлению. По крайней мере, этим арканом.
Комиссар спокойно смотрел в черные глаза Идальги и не видел никаких эмоций. Если дознаватель и был расстроен, то никак не показывал этого.
- Мы будем работать в этом направлении.
Идальга молча пожал плечами.
- И у меня еще один вопрос к тебе, дознаватель.
Бровь поднялась.
- Благодаря твоему исследованию в Англии появился очень популярный чел, который пишет книги, шлет письма и разговаривает с королем.
- Вы считаете, что произошло нарушение режима секретности? Служба Утилизации сделала из него литературную буффонаду.

2009-10-12 в 10:47 

Идальга
Садист широкого профиля.
Как заказчик - весьма и весьма доволен. Хороший текст, правда, есть небольшой камушек... Хорошего должно бьть много, а тут только-только начал "вкушать", как вкусное закончилось))
Но спасибо.
Скоро от меня прилетит ответ.

2009-10-12 в 10:49 

Raul Am
За правду и правила
Идальга благодарю. Очень приятно, что заказчику понравилось. В следующий раз попробуем большую форму.

2009-10-12 в 16:13 

AnchorPoint
Education is what you get when you read the fine print. Experience is what you get if you don't.
немного не поняла... Кориэтт вроде как жизненной энергией расплачивался...
это её нав пытался преобразовать в магическую?

2009-10-12 в 16:40 

Raul Am
За правду и правила
Krovavaja Mary угу. поэтому один устал, а второй понял, что преобразовывать полученную энергию не удается

   

Клуб "Серебряный Орех"

главная